«Молотовский четверг»: Данил Корецкий – об «Антикиллере», Гоше Гуценко и тюремных татуировках

«Молотовский четверг»: Данил Корецкий – об «Антикиллере», Гоше Гуценко и тюремных татуировках
Фото: Никита Юдин ©

19 октября 2023. Ростов-на-Дону, DON24.RU. Гость «Молотовского четверга», автор серии криминальных романов, создатель города Тиходонска, так разительно напоминающего Ростов-на-Дону, известный писатель и сценарист, полковник милиции в отставке Данил Корецкий рассказал корреспондентам газеты «Молот», информагентства и телеканала «ДОН 24» об армалогии, своих источниках информации, экранизации романов и отношению к Гоше Куценко.

Вооружен – значит...

–  Данил Аркадьевич, начнем нашу беседу с вопроса об оружии. Оно неизменный атрибут каждого вашего произведения. Откуда такое доскональное знание устройства и особенностей применения – от армейского ножа и винтовки до установки для запуска баллистических ракет?

– В далеком 1967 году, сразу после поступления на юридический факультет Ростовского госуниверситета, я не поехал на море, как нормальные студенты, а стал читать учебник по уголовному праву. Обратил внимание на формулировку правовой нормы «Незаконное, без соответствующего разрешения, ношение кинжалов, финских ножей, кастетов и иного холодного оружия» и задался мыслью: разве могут существовать какие-то разрешения на ношение финок или кастетов? С этого вопроса и началось… Всю научную жизнь я занимался вопросами правового режима оружия, его криминального и контркриминального использования. В результате появилось новое учение «Криминальная армалогия», 13 моих предложений вошли в законы и правоприменительную практику, пришлось проводить служебно-уставную экспертизу по факту применения оружия сотрудниками милиции, который описан в «Антикиллере» и попал в фильм. А в реальной жизни сержант Т., которому прокурор просил 12 лет, был освобожден в зале суда. Да и до сих пор консультирую следствие, когда ко мне обращаются по оружейным вопросам. За эту работу я награжден медалью Академии ракетно-артиллерийских наук (РАРАН) «За заслуги в развитии вооружения и ракетной техники» и именным оружием. А монография «Криминальная армалогия» выдержала два издания, второе вышло значительным тиражом. На одной обложке мое фото с пистолетом, мне тогда было 24 года, я работал в прокуратуре Кировского района Ростова-на-Дону вместе с такими легендарными следователями, как Лев Лазаревич Лившиц, Виктор Иванович Шевченко, Галина Ушникова, мой наставник Юрий Ермаков, и другими.

«Молотовский четверг» с Данилом Корецким. Фото: Никита Юдин

– По вашему мнению, поможет ли обуздать преступность наличие огнестрела у рядового гражданина?

– Огнестрел у рядовых граждан уже есть – ружья, карабины, это короткоствола нет, за исключением эрзац-оружия травматического действия. Но если в чем-то оружие гражданину помогает, то только сесть в тюрьму. Теория необходимой обороны практически сведена к нулю правоприменительной практикой. Я консультировал адвокатов по нашумевшему делу студентки юридического вуза Лотковой, которая применила травмат в московском метро против напавших на ее спутников хулиганов. Правила и дистанция применения были соблюдены, но резиновый шарик пробил грудную клетку нападавшего. Случай! Но ее осудили за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Как можно иметь подобный  умысел, используя сертифицированное средство самообороны, которое заведомо не предназначено для такого результата? Но прекрасно характеризующаяся студентка была осуждена к реальному лишению свободы, хотя потом освободилась условно-досрочно.

– Говорят, по вашим произведениям можно изучать работу правоохранительных органов. Верно?

– Мои книги – это, прежде всего, художественный вымысел. Представьте, что если бы старинный замок разобрали на камни и из них сложили новое здание. Старина и натуральность выглядят правдоподобно, но это новодел! Литература имеет свои законы: увлекательность, победа добра над злом, обязательный хеппи-энд… Если описывать реальность, читатели разочаруются, ведь в основном борьба с преступностью – это рутинная работа. Примитивные люди совершают примитивные преступления, которые буднично раскрываются. Ни перестрелок, ни погонь… Но есть редкие интересные моменты, которыми и насыщаются книги и фильмы. Многие оперативные сотрудники находят в описываемых мною историях сходство с реальными делами. Это неудивительно: я сам работал на следствии и много общался с практическими работниками. За годы работы в РЮИ МВД я выпустил примерно 11 тыс. офицеров и около 2000 гражданских юристов, руководил диссертациями 36 кандидатов наук, около 400 человек защитили диссертации в диссертационном совете, где я был председателем.

В книге «Менты не ангелы, но...» реальные истории мне рассказывали оперативники. Упомянутый в «Антикиллере» взрыв «Мерседеса», при котором уцелел хозяин (не сработал основной заряд), – реальный, один из моих учеников лично выезжал на этот случай, и, как он думал, на несколько других – вымышленных. Но большинство убийств по мотивации и обстоятельствам схожи друг с другом.

Журналисты холдинга «Дон-медиа», главный редактор ИА «ДОН 24» Виктор Серпионов (справа) на «Молотовском четверге». Фото: Никита Юдин

Казнить нельзя?

– А как со смертной казнью? В романе «Привести в исполнение» вы подробно описали работу сверхсекретной специальной группы МВД «Финал», которая приводила в исполнение смертные приговоры. Откуда такие сведения, ведь это гостайна?

– Действительно, когда я писал эту вещь, надо было собирать сведения по крупицам. За 30 лет службы я встречался со многими сотрудниками, некоторые имели отношение к исполнению приговоров. А один мой сослуживец, чрезвычайно интересный человек, работал под началом Лаврентия Берии, ходил в тыл врага, входил в исполнительскую группу, хотя говорить об этом не любил. Когда писал, коллеги говорили: тебя за такую книгу выгонят из органов. А за что? Разве то, что приговоренных к расстрелу расстреливают, это гостайна? Так и получилось: никто меня не выгнал, наоборот, за эту книгу я получил литературную премию министра внутренних дел. Разумеется, некоторые нюансы на страницы не попали, например место расположения «финальной точки» вымышлено. И вообще, любые совпадения с реальностью – случайны.

– Вы возглавляете комиссию по вопросам помилования на территории Ростовской области. Много ли осужденных достойны прощения государства?

– Совсем немного. Ходатайства пишут, как правило, те осужденные, которым надо не снижать меру наказания, а наоборот, добавлять ее.

Данил Корецкий и главный редактор газеты «Молот» Каролина Стрельцова на «Молотовском четверге». Фото: Никита Юдин

Дядя-герой

– Правда ли, что родители хотели вам дать имя Дон?

– Да, так звали моего дядю, брата отца. Он был летчиком-истребителем и погиб во время боевого вылета 22 марта 1944 года. Ему было 22 года. Татуировку «Дон» отец набил себе на левой руке, он очень любил брата. Но в загсе в 1948 году отказались регистрировать малыша с таким именем, поскольку его не было в реестре. Тогда мне дали имя Данил, тоже необычное, вопреки классическому имени Даниил.

Отец всю жизнь искал место гибели брата, но в итоге его нашел я. Самолет Як-9 летчика-истребителя Дона Корецкого был сбит на взлете вынырнувшим из облаков «Фокке-Вульфом», который пилотировал известный немецкий ас Альбин Вольф. Самого Вольфа сбил через неделю другой советский летчик на Як-9, и он погиб в том же Псковском озере, где на пятиметровой глубине до сих пор покоится самолет с останками моего дяди. Поначалу я хотел поднять самолет, но попытки привлечь внимание Министерства обороны успехом не увенчались. Могилой Дона Корецкого навсегда осталось дно Псковского озера.

– Вы росли в одном из самых хулиганских районов Ростова – Богатяновке. Какие воспоминания о детстве?

– Наш дом был на Нижне-Бульварной улице, и соседи вокруг были специфические, многие судимые. До сих пор помню женщину с отрубленными пальцами на руке и блатной татуировкой: восходящее солнце с надписью «Север», где число лучей соответствует количеству лет, проведенных за решеткой. Мои сверстники редко ходили в кино и совсем не читали книги, поэтому просили меня пересказывать их сюжеты. Когда я исчерпал запас историй, то начал их придумывать. А потом мне стали заказывать рассказы про революцию, шпионов и прочее. Затем дошло до книг и фильмов. А товарищи детских лет прошли по проторенному пути через места лишения свободы, потом я с ними встречался, один даже читал в «Антикиллере» про себя и своего приятеля. Имел звание особо опасного рецидивиста, но его уже сняли. Я попросил написать воспоминания о жизни и нравах на «зоне», он пообещал, но так и не сделал.

Ростовчанин Данил Корецкий  автор 62 художественных произведений. Фото: Никита Юдин

«Вайнеры» в подвале

– Поражает ваша феноменальная работоспособность. Каждый год вы издаете по две книги...

– В Сети есть виртуальный фан-клуб читателей Корецкого. Обсуждение каждой новой книги начинается с утверждения: дескать, это написал не Корецкий. Другое суждение: он даже их не читал перед изданием. И третье: исписался, пишет все хуже. На самом деле грех жаловаться, читателей примерно 60–70 миллионов, книги раскупаются хорошо. А пишу по ночам, ложусь спать в 4 утра. Это пошло с тех пор, когда мы жили в маленькой квартирке на Богатяновке, письменный стол был только один. Сын заканчивал домашние задания к 9 вечера, после него за стол садился я. Первые романы были написаны от руки в общих тетрадках. К 42 годам я освоил ноутбук, подаренный мне издательством. Потом научился надиктовывать на диктофон.

– Откуда взялся город Тиходонск в романе «Антикиллер»?

– Названия «Тиходонск» и «армалогия» придумал по моей просьбе доцент Академии МВД, кандидат филологических наук Леонид Щетинин, специалист по ономастике (наука об именах собственных. – Ред.). С армалогией понятно: «арма» – оружие, «логос» – учение. Леонид Михайлович предложил и несколько вариантов имени Ростова, мне понравился Тиходонск. Названия улиц уже придумывал я, и они вполне угадываются ростовчанами. К примеру, Центральный проспект, который выходит на южную трассу, любой ростовчанин определит как Ворошиловский.

Журналист «Молота» Александр Оленев и Данил Корецкий, оставляющий памятную запись в гостевой книге «Молота». Фото: Никита Юдин

Дверь в тайну

– Поговорим о фильмографии. Правда ли, что вы сыграли роль в одном из сериалов, снятом по вашим книгам?

– Да, меня пригласили сыграть эпизодическую роль генерала Ефимова в сериале «Рок-н-ролл под Кремлем», снятом режиссером Евгением Сологаловым. После этого я понял, насколько тяжел актерский хлеб. И процесс съемок гораздо сложнее, чем кажется извне. Еще была кинотрилогия «Антикиллер» режиссера Егора Кончаловского с Гошей Куценко в главной роли. Мне нравится актерская работа Гоши Куценко, сыгравшего роль опера Лиса в «Антикиллере». Этакий полумент-полузэк, есть такие типажи.

Есть сериал «Оперативный псевдоним», где я написал сценарий в соавторстве с режиссером Игорем Талпой. Кстати, в Ростове киношникам было очень комфортно работать. Ростовчане очень открыты, с удовольствием и бескорыстно помогают съемкам. В столицах, а тем более за рубежом за все съемки приходится платить.

– Над каким сюжетом вы работаете сейчас?

– Не так давно товарищ прислал фотографию из старого Дамаска, этому городу 7000 лет. На снимке изображена дверь, которой 1000 лет. Куда ведет эта дверь? Может, за ней скрывается новый сюжет?

От вибриссов до гайваней: «Молот» собрал необычные хобби ростовчан и жителей региона

От вибриссов до гайваней: «Молот» собрал необычные хобби ростовчан и жителей региона
Фото: архив Дмитрия Девятова ©

Ростов-на-Дону, 8 февраля 2024. DON24.RU. В Ростовской области немало людей, выбравших в качестве своего хобби коллекционирование. Разумеется, любой филателист легко объяснит, зачем ему нужна 50-я марка, и каждый нумизмат с гордостью расскажет о великой ценности каждой из его монет. Но коллекционирование подобных предметов – весьма распространенное увлечение. А как насчет более редких вещей, например, кукол в национальных костюмах, чайников, гайваней и макетов русских печей?

Ростовчанка Елена Мещерякова собирает кошачьи и собачьи усы, их научное название – вибриссы.

«И даже не спрашивайте, зачем: ответа я до сих пор не знаю, – призналась она журналисту «Молота». – Хобби не приобретает масштабы, просто иногда я нахожу усы своего дворового кота на полу или на диване, или знакомые и коллеги приносят мне бережно завернутые в салфетки «запчасти» их питомцев. И кстати, они все абсолютно разные! Все это добро я храню в плотном прозрачном пакете. У меня есть усы не только обычных беспородных котиков, но и модных – шотландской короткошерстной, а еще шпица, грейхаунда... Вот только от котов моей любимой породы сфинкс за 15 лет я не добыла ни одного уса: у всех трех сфинксов, что у меня жили, они отсутствовали».

Фото: faktodrom.com

Новочеркасец Дмитрий Девятов собирает макеты русских печей, блиндажей, танков и оружия. Причем собственными руками.

Первая на Дону самодвижущаяся печь, макеты легендарного советского танка Т-34 в натуральную величину, а еще блиндажа, стрелкового оружия времен Великой Отечественной, истребителя Т-16, прозванного в народе «ишачком»… Эти предметы – дело рук жителя Новочеркасска, заместителя атамана станичного казачьего общества «Верхнее» Дмитрия Девятова. Печь-самоходка, на которой можно было еще и прокатиться, произвела в Новочеркасске в минувшие зимние праздники фурор.

«Мастерил печь я примерно неделю, по ночам – с 23:00 до 04:00. Со временем украсил ее котелком, лукошком, лампой керосиновой. Будем на ней кататься на Масленицу», – рассказал Дмитрий.

Для театрального номера он смастерил миниатюрный танк из фанеры, приделал ему колеса.

Фото: Дмитрий Девятов

Но и планов громадье. Мастер надеется изготовить макет корабля-парусника с иллюминаторами, за которыми даже плавали бы виртуальные рыбы. Еще одна мечта – сделать транспорт Бабы-Яги – самодвижущуюся деревянную ступу. Хочет снабдить ее звуками устремляющейся в космос ракеты-носителя...

«А главная цель – погружать земляков в российскую и советскую историю, знакомить с традициями», – отмечает энтузиаст.

В коллекции ростовчанина Игоря Седелкина – десяток чайников и гайваней.

«Сначала мне просто очень понравился китайский чай – с этого все и началось, – рассказал Игорь Седелкин. – Он сильно отличался от привычного, причем каждый новый сорт не похож на другой, при правильном заваривании каждый пролив тоже отличается по вкусу и аромату! Также меня впечатлила эстетическая составляющая китайского чаепития. В общем, посуда была такая, что ее хотелось иметь. Особенно чайники… Поэтому сейчас у меня с десяток чайников (часть – подаренные), к ним я отношу и гайвани. С легкостью могу рассказать, чем фаянсовый отличается от стеклянного, и тем более глиняные один от другого – какой лучше для какого сорта и типа чая. Главное – все же собственно чай и вода. Безусловно, имеет значение и температура, и соотношение количества чая и воды, и время заваривания… Но все же, пусть меня закидают камнями все продающие посуду для китайского чаепития, заварить чай можно и в любой (чистой) стеклянной банке, разница, мягко говоря, будет незначительной. Однозначно не во столько раз, во сколько отличаются цены на аутентичные чайники и пиалы».

Фото: Игорь Седелкин

Одну из крупнейших коллекций солдатиков в донском крае собрал председатель Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин.

«Интерес к этой коллекции определяется не только самим собранием, но и тем, какую роль она сыграла в истории нашего региона, – говорит Александр Кожин. – Несколько сотен фигурок экспонировались на первой подобной выставке «Стойкий оловянный солдатик», которая прошла в 1986 году в Музее советско-болгарской дружбы в парке «Плевен». Она проходила трижды, и на этой основе сформировался Донской военно-исторический клуб. Он стал предтечей возрождения донского казачества. Участники клуба стали первыми носить казачью форму, они организовывали первые реконструкции и походы. Сейчас в коллекции тысячи фигурок: от римских легионеров до солдат наполеоновских войн и Великой Отечественной. Разумеется, представлена и казачья тема, которая вызывает большой интерес у знатоков военной истории. Коллекция хранится дома и на работе. Специально для нее я заказал стеклянные стеллажи с подсветкой».

Фото: Александр Кожин

Ростовчанка Людмила Симиненко коллекционирует фигурки танцовщиц в национальных костюмах.

«Часть моего детства прошла в Магаданской области, и на всю жизнь запомнилась одежда местных жителей – эвенков и коряков, – рассказала Людмила Симиненко. – Это меховые куртки-парки, сапожки-унты, изящные шапки-авуны с опушкой. Все яркое, богато декорированное лентами, бисером, подвесками. Когда танцевал национальный ансамбль, было очень красиво. У меня была кукла в эвенкийской одежде. Наверное, поэтому, повзрослев, начала собирать куколки в национальных нарядах. Я много путешествовала и везде покупала такие фигурки, которые делают местные умельцы. Армения, Грузия, Абхазия, Украина и Белоруссия, Франция, Шотландия, Италия, Испания... Мой муж, видя такое увлечение, тоже стал дарить мне фигурки по праздникам. Появились негритянка, китаянка, прочая экзотика. Им компанию составили фарфоровые балеринки и девочки-ангелочки. Эта разномастная компания теперь разместилась по полкам и шкафам во всем доме, коллекцию с интересом рассматривают наши гости».

Фото: Людмила Симиненко

Скоро в донской столице начнут экспонировать коллекцию ретровелосипедов ростовчанина Дмитрия Гусева.

«Я их очень долго собирал, но, когда перестал заниматься велопрокатом, в какой-то момент прекратил пополнять коллекцию. 20 велосипедов хранились на складе, который недавно затопило, поэтому я решил, что пора организовать выставку», – рассказал «Молоту» Дмитрий Гусев.

Экспозицию интегрируют в интерьер пространства «А-центр», расположенного на территории бывшей табачной фабрики. С учетом стиля лофт ретровелосипеды разместят на стенах.

Фото: архив Дмитрия Гусева

«Среди интересного в коллекции – «немцы» 1930–1940-х годов. Это велосипеды, найденные после Победы. Есть и модели Diamant, которые поставляли в СССР по репарации в качестве возмещения ущерба, причиненного в ходе Великой Отечественной войны», – уточнил Дмитрий Гусев, отметив, что восстановит данные, чтобы подготовить информационные таблички.